Р. С. Цаплин, Т. Ф. Семьян. ПОЭТИКА РЭП-ТЕКСТОВ ГРУППЫ «МАКУЛАТУРА»: ПРОБЛЕМЫ ИЗУЧЕНИЯ

УДК 8.82.82-1/29

ББК 80/84

Р. С. Цаплин, Т. Ф. Семьян

г. Челябинск, ЮУрГУ

R. Tsaplin, T. Semyan

Chelyabinsk, SUSU

ПОЭТИКА РЭП-ТЕКСТОВ ГРУППЫ «МАКУЛАТУРА»: ПРОБЛЕМЫ ИЗУЧЕНИЯ

POETICS OF REP-TEXTS OF THE «PULP» GROUP: STUDYING PROBLEMS

Аннотация: В статье изучается такой феномен, как рэп-поэзия. Обосновывается возможность его литературоведческого исследования и связь с различными поэтическими традициями. В этом контексте рассматривается творческий путь группы «макулатура» и выявляются ключевые темы и образы их текстов.

Ключевые слова: рэп; поэзия; поэтика; раёшный стих; литературный контекст.

Abstract: This article is devoted to such phenomena as poetry in rap music. The work concentrates on possibility of its’ literary research and connection with various poetic traditions. The example of such phenomena in our work is an artistic evolution of a music group named «makulatura». The work is focused on exposure of key topics and patterns of the lyrics of this band.

Keywords: rap; poetry; poetics; raree-show verse; literary context.

В данной статье предложена методика анализа текстов рэп-группы «макулатура» (группа презентует себя именно в таком написании), участниками которой являются Евгений Алёхин и Константин Сперанский. Название для группы позаимствовано у одноименного романа Чарльза Буковски.

Алёхин и Сперанский познакомились во время учёбы на филологическом факультете в городе Кемерово. В 2004 году Алёхин впервые заявил о себе как прозаик. Получил специальный приз «Голос поколения» премии «Дебют», затем последовали публикации в «толстых» журналах «Октябрь», «Крещатик», «Нева», «Волга», «Знамя». В 2008 году повесть «Третья штанина» вошла в шорт-лист Бунинской премии, а в 2013 году рассказ «Пляж» — в шорт-лист премии О. Генри. «Третью штанину» даже напечатало крупное издательство «Эксмо», но в дальнейшем сотрудничество с издателем не сложилось. В настоящий момент Алёхин совместно с басистом «макулатуры» Кириллом Маевским учредил собственное издательство «Ил-music», где печатает современных русских писателей, а также переводную зарубежную прозу. Также под эгидой издательства выходят и его книги. Последняя на данный момент книга, сборник рассказов «Птичья гавань», вышла в 2015 году.

Второй участник группы Константин Сперанский тоже пишет рассказы. В книге «Камерная музыка» Алёхин заявил, что считает своего коллегу по группе — Сперанского — более талантливым писателем, нежели себя. Но у Сперанского на данный момент опубликован лишь один рассказ, остальное он пишет в стол, ссылаясь на высокую самокритику. В интервью журналу «Дистопия» он признаётся, что, если бы не уговоры Алёхина, многие рэп-тексты не увидели бы свет, потому что сам он постоянно хотел их исправлять, дописывать, но Алёхин уговаривал оставить всё как есть, как написано первоначально [8]. В этом проявляется разница их творческого метода.

В документальном фильме о группе «Внутренний рэп» Евгений говорит, что он мозг, а Сперанский — лицо. Но это не совсем так. Для группы пишут тексты они оба. Каждая песня коллектива состоит из двух куплетов и припевов. Каждый пишет свои куплеты сам. Фабульно они никогда не являются продолжением друг друга. Название и припев песни задают тему, а куплеты являются размышлениями на эту тему. При этом у обоих авторов индивидуальный стиль. Проанализировав даже несколько текстов, в следующих можно без труда отличить, кому какой припев принадлежит. Поскольку каждый из куплетов является законченным произведением, их очерёдность не важна. В интервью Алёхин говорит, что первым куплет читает тот, кто первый его написал [7].

Взаимоотношения прозы Алёхина с его рэп-текстами — отдельная тема. Сюжеты, темы, мысли, а иногда и целые строки «путешествуют» из одного произведения в другое. Герой его рассказов, как и лирический герой рэп-текстов, невольно отождествляется с ним самим. Например, «„Процесс“ Кафки — тоже автобиографичное произведение, только гиперболизированное. Наши тексты — не мемуары. Но можно сказать, что они все-таки автобиографичны, — говорит Алёхин в интервью журналу „Русский репортёр“. — Это автобиография, которая интерпретируется на полную катушку. И ядро в ней — настоящие чувства, будьте уверены» [7]. От этого предельная субъективизация его текстов, как у Хэмингуэя или Керуака.

Алёхин фиксирует эмоции, переживания от конкретного события. Куплеты Сперанского же более метафоричны, имеют абстрактно-философский смысл.

Рассмотрим на конкретном примере — отрывках из куплетов песни «Пляж» из одноимённого альбома.

едем на скутере мимо пейзажей красивых тревожных обилием звуков и красок пугает живая природа скорее вернуться к московскому душному лету клубам и техрайдеру, картошке, винегрету типографии, службам доставки, записи альбомов в провинциальные сми интервью и дешёвым столовым авиакомпании «победа», автобусам, плацкартам мечтать о возможности моря, дожидаться инфаркта (Евгений Алёхин. Пляж)

Алёхин в куплете сначала использует глаголы настоящего времени «едем», «пугает». Они обозначают текущий момент времени, фиксированный момент настоящего. Следующие строки противопоставляются первым двум: живая природа против неживой городской. Причём они меняются ролями — автор описал всю свою рутинную жизнь вплоть до инфаркта простым перечислением, показывая, как быстро проносится такая жизнь. При таком контрасте его поездка на скутере по индийским пейзажам кажется практически бесконечной в сравнении с городской жизнью. Но в последней строчке он подчёркивает, что то место, где он сейчас находится, — это мечта, которой ещё раз, возможно, и не удастся сбыться. Таким образом, реальность и мечта меняются местами. Будучи в рутине, герой желает «мечтать о возможности моря», но находясь у моря сейчас, в своей мечте, он хочет «скорее вернуться к московскому душному лету». Он не хочет терять ощущение реальности, ведь тогда и мечта перестанет быть мечтой. Проблематика куплета, таким образом, ставится бытийной — размышления о мечте и реальности и невозможности существования одного без другого. Здесь уместно вспомнить повесть Алёхина «Маленький скучный багаж», которая словно бы дополняет поэтический текст. В ней он описывает своё путешествие с женой по Индии, которое продлилось несколько месяцев. «Впервые я плавал в море в начале года — после самой удачной в моей жизни халтуры мы слетали в Тайланд. С тех пор мне постоянно снилась морская вода. С тех пор я думал, что только на море и стоит жить. Наверное, я был слишком наивен и слишком большое значение придал пустяку» [2, с. 77].

Посмотрим, как высказывается на ту же тему «напарник» Евгения.

берег блестит на солнце, как зубы дракона твой дождевик и твои родинки в заговоре, который раскрою, взяв тебя за руку мы одни, и вода прибывает я не хочу просыпаться, так в мечте тонет реальность ты так же одета, как в тот вечер когда десять коктейлей, виски с колой, вино, сигареты и тяжесть веселья были во мне типа я проглотил пояс шахида красивее твоего лица никто на себе не носил. (Константин Сперанский. Пляж)

Пляж Сперанского тоже мечта. Но он, напротив, стремится убежать туда, «затопив» мечтой реальность. Если у Алёхина рассуждение разворачивается от мечты к реальности, то у Сперанского, наоборот, мечта строится на основе одного лишь реального факта — некого «того вечера». Куплет Сперанского — это сон, фантазия на тему. Алёхин боится «пропасть» в мечте, для Сперанского тяжелее реальность. Не случайно для описания мечты он использует настоящее время, а для реальности прошедшее (У Алёхина, напомним, реальность была представлена будущим). Из этого можно сделать вывод и о лирических героях обоих авторов. У Алёхина герой — реалист, у Сперанского герой — романтик. Этим обусловлен и выбор разных художественных приёмов. У Сперанского много сравнений, метафор, фантастических образов («как зубы дракона», «типа я проглотил пояс шахида», «твой дождевик и твои родинки в заговоре»), у Алёхина много «бытовых» слов, реалистичных образов и нет выразительных средств, основанных на сравнении («техрайдер», «дешёвые столовые», «московское душное лето»). Это позволяет раскрывать выбранную коллективом тему в разных аспектах.

Тексты «макулатуры» тематически можно разделить на две большие группы. Первая группы посвящена экзистенциальной проблематике, вторая представляет собой любовную лирику. Экзистенциализм «макулатуры» опирается на социально-бытийный контекст (кстати, сами авторы определяют жанр своих произведений как социально-бытийный рэп). В текстах проявляется нежелание контакта с миром, с принятой системой ценностей.

я бы хотел жить с девочкой в черном ящике и не соприкасаться с непонятным миром окружающим стараться не нервничать заботиться о желудке спрятаться за ширмой от унизительных предрассудков (Евгений Алёхин. Альбатрос)

В текстах упоминается множество российских реалий, множество метафор строится в таком контексте. Такой приём используется часто, детали российского быта намеренно преуменьшаются в соседстве с литературными реминисценциями, создавая ощущение неприязни, отторжения.

но между нами говоря вы уже прокляты и убиты но я не дождусь утра возле окна открытого честнее замерзнуть насмерть или носить маску или ночь улица фонарь аптека магазин патерсон (Константин Сперанский. Жан-Поль Петросян)

Литература в текстах «макулатуры» видится той реальностью, в которую лирические герои прячутся от реальности настоящей.

но если бы я мог выбирать себя то был бы Иваном Тургеневым барином с тросточкой и уютной бородкой серенькой кормил бы паству как безмозглую аквариумную рыбу своими книгами о любви к природе и гимназисткам (Евгений Алёхин. Отцы и дети)

Любовная лирика группы также связана с социально-бытовым контекстом и имеет литературные аллюзии. Любовь в их текстах понятие, тоже никак не соседствующее с окружающим бытом. Это всегда мечта о будущем или, наоборот, память о прошлом.

Пока я думаю о тебе, меня не отправят на казнь, не растерзает толпа Страшная сказка, пытаюсь отсрочить финал, главный бой в карде Без ограничения по раундам, как Гумилев в ущелье ищет Ахматову Пишу дисс на шепчущий мне жить без тебя голос за кадром. (Евгений Алёхин. Нейт Диаз)

Частые отсылки к литературным персоналиям объясняются филологическим образованием авторов текстов. Таким образом создаётся дополнительный контекст, в котором можно рассматривать их произведения.

Некоторые учёные уже обратили внимание на тексты рэп-композиций. Например, ведущий российский стиховед Орлицкий Юрий Борисович отмечает генетическую связь русских рэп-текстов с раёшным стихом [6].

В последнее время хип-хоп культура стала остро актуальным явлением, существующим во всех аспектах социальной жизни. Очевидно, пришло время литературоведческой науке обратиться к изучению этого феномена, как в своё время произошло с творчеством авторов, исполняющих свои тексты под музыку, — В. Высоцкого, В. Цоя, бардовской песни [4]. Рэп-исполнитель Баста в интервью газете «Известия» сказал следующее: «Во-первых, поэзия должна быть острой и молодой. Во-вторых, мне кажется, она утратила темп времени. Евтушенко собирал стадионы, потому что угадывал и попадал в темп. Сейчас таких нет. Сначала темп времени угадывала поэзия, потом — пришел русский рок, сейчас русского рока нет, но зато есть русский рэп, потому что злой, сырой, настоящий» [3].

Разные формы речитатива известны с древнейших времён. Он служил аккомпанементом для религиозных обрядов, произносился под музыку в античной драме. И древнейшие поэты исполняли свои стихотворения исключительно под музыку. Следуя архаичным традициям, группа «макулатура» считает музыку и текст неразрывно связанными в рамках одного произведения. «Музыка — такая же часть трека, как текст и манера исполнения. Сделаешь что-то одно плохо — и все развалится» [7].

Таким образом, рэп можно считать одной из форм современной поэзии. Он связан с древней традицией стихотворства и одновременно является одним из самых актуальных жанров сегодняшнего дня, выражающим гражданскую позицию и способным рассуждать на вечные темы. Однако с литературоведческой точки зрения к этому вопросу почти никто не обращался.

Библиографический список

1. Алёхин, Е. И. Камерная музыка / Е. И. Алёхин. — М. : Ил-music, 2012. — 175 с.

2. Алёхин, Е. И. Птичья гавань / Е. И. Алёхин. — М. : Ил-music, 2015. — 183 с.

3. Коробкова, Е. Рэп как поэзия нового времени / Е. Коробкова. — http://izvestia.ru/news/620228.

4. Кузьмина, И. С. Феномен современной фестивальной авторской песни : автореф. дис. ... канд. филол. наук / И. С. Кузьмина. — Магнитогорск, 2010. — 22 с.

5. Мельник, Л. И. Особенности молодёжных субкультур на примере хип-хопа : автореф. дис. ... канд. филос. наук / Л. И. Мельник. — Ростов-н/Д., 2007. — 27 с.

6. Орлицкий, Ю. Раёк — это райский стих... / Ю. Орлицкий — http://magazines.russ.ru/arion/2016/3/rayok-eto-rajskij-stih.html.

7. Туяра, М. Интервью с Евгением Алёхиным / М. Туяра. — http://dystopia.me/evgeny-alekhin/.

8. Туяра, М. Интервью со Сперанским / М. Туяра. — http://dystopia.me/intervyu-so-speranskim/.

Ссылки

  • На текущий момент ссылки отсутствуют.


(c) 2016 Роман Сергеевич Цаплин, Татьяна Фёдоровна Семьян

© 2014-2017 Южно-Уральский государственный университет

Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС 77-57488 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 27.03.2014 г. ISSN 2410-6682